?

Log in

В чем смысл гешефта под названием «градозащита»?

Кто боится русского возрождения как огня? Кому сильная и могучая Россия как кость в горле? Кто сделает все, чтобы граждане России не жили богато и спокойно? Жиды, их многочисленные холуи-отщепенцы и всякие общечеловеки, которых волнует только одно: набить мошну потуже и свалить в свои «за тридевять земель». Ведь детишки там уже пристроены, виллы на испанских побережьях прикуплены, паспорт с магендовидом уже таки в потайном кармане. Заработать здесь последнюю копеечку, запалить все, и в самолет! Ведь, по их мнению, жалеть здесь совершенно нечего.

Вдруг!
Но вдруг, внезапно, выясняется, что множество жидов готовы костьми лечь под экскаватор, защищая русскую культуру. Хм… Неожиданно. И даже, вот удивительно, получают из Израиля гранты на «сохранение Петербурга». Это, кажется, единственные израильские гранты за всю историю страны, которые идут не на поддержку национальной культуры. Впрочем, как таким людям не дать немного израильских грантов? Одни их фамилии уже звучат как мелодия «7’40»: Алексей Ярэма, Борис Лазаревич Вишневский, Александр Марголис и Маргарита Штиглиц, Даниил Коцюбинский, Михаил Мильчик… Имя им – легион. И все, как один, очень любят защищать русскую архитектуру.
Впрочем, ради справедливости стоит сказать, что защищают исторические здание не только жиды. Множество русских (и других национальностей) людей спасают и восстанавливают храмы, борются за сохранение и на самом деле значимых памятников, которым угрожает реальная опасность. Но если вы услышите, что кто-то упал на спинку и, дрыгая ножками, истерически вопит о том, что замена остатков ржавого кровельного железа производства 1845 года на новое, производства 2014 года, уничтожит памятник архитектуры – это оно, еврейский гешефт «Градозащита».

Не жалко!
Давайте немного разберем мировоззрение этих господ. Русские, по их мнению, всегда были холопами, а Россия – обитель рабства. Сначала Русь, потом Российская Империя, потом СССР… Без единого просвета – рабы и рабство, рабство и рабы. Ну и притеснение лучших людей, понятно, с помощью черты оседлости. Они уверены, чтобы в «этой стране»(с) появилось «хоть что-то», надо сначала все до основания разрушить, а потом уже… До полного основания. Достоевский – антисемит,  Гоголь – снова антисемит, Булгаков – православный и против украинцев (и опять антисемит, почитайте, например, как он в дневниках описывает редакцию журнала «Безбожник» и мечтает там камнями побить окна), Тютчев – «лизал имперский сапог», Пушкин – писал про клеветников России, Есенин – алкаш и снова антисемит. Выдуманный ими гомосексуализм Чайковского их с композитором, безусловно, отчасти примиряет, но вот имперское мировоззрение и нелюбовь к жидам они все равно ему простить не могут. Блок – хоть «Двенадцать» и написал,  евреев не любил люто. Тоже его, значит, долой с корабля современности! Возникает, конечно, вопрос, с какой же культурой эти господа намереваются строить «Новую Россию»? С Окуджавой и «Ежиком в тумане»? И что это будет за «Россия» без Пушкина, Толстого и Достоевского? Я лично из этой России сразу выпишусь, потому что это будет и не Россия вовсе.

Любовь к неродному пепелищу
Впрочем, давайте не будем пытаться понять их ущербную логику, иначе запросто можно свихнуться. Но вот один любопытный нюанс все-таки разберем. Сегодня народ стал поумнее, и его уже не проведешь на мякине, как в благословенные для жидов 90-е. И потому жиды, внезапно, решили полюбить что-нибудь русское, чтобы было прощу дурачить «Ивана-дурака», загоняя его в хлев, как они всегда мечтали сидя в своей черте оседлости. И выбрана была русская архитектура. Может, в частном разговоре они вам и пробормочут что-нибудь о том, что даже в самих улицах и домах Петербурга им виден «ненавистный имперский строй», но публично они будут лишь призывать «Сохранить живой Петербург!»
Любовь эта, понятно, с особым еврейским коленцем. В понятие «живой Петербург» у них входит все, что мешает, и в самом деле, сделать Петербург живым городом, а не засохшей мумией так ненавистной жидам Российской Империи.
Решили снести хрущевки и дать гражданам хорошие многометровые квартиры в этих же районах? Нельзя!!! Это памятники советской архитектуры, особое экологическое пространство! – блажат градозащитники. Сносят дом на Невском, построенный в 1951 году? Да как вы смеете, на этом месте сам Белинский два раза был, и потому трогать любой кирпич, даже положенный здесь сто лет спустя – «величайшее кощунство»! (Готовы, заметьте, ради скандала даже забыть меткую фразу Виссариона Григорьевича о том, что «Недаром все  нации в мире, и западные, и восточные, и христианские,  и мусульманские  сошлись  в ненависти и презрении к  жидовскому  племени:  жид  – не человек, он торгаш  par  excellence (по  преимуществу)»).  А снос каких-нибудь клоповников на улице Розенштейна вызывает у градозащиты неподдельный плач и скрежет зубовный.  На улице с таким прекрасным названием построят для гоев отличные дома?!
Но понятно, что этим торгашам(с) русская архитектура и имперский Петербург, как они сами выражаются, «ехали-болели». Здесь все проще. Прикрываясь защитой русской культуры (в ней, пожалуй, как раз только камни не высказались против этого лукавого племени) они намереваются разрушить Россию. Перекрыть в ней любую экономическую инициативу, превратить Петербург из развивающегося города в «музей русского рабства». Посмотрите: как только появляется проект, способный принести городу хотя бы минимальную экономическую пользу, улучшить жизнь его граждан, так тут же толпой на панель, с визгом «нельзя!» высыпают жиды. Охта-центр? Испортит вид на мифический «небесный Петербург». Биржа в Гавани? Немедленно снести верхние этажи! (При этом про соседний жилой дом, который выше биржи, никто из градозащитников не сказал ни слова. Логично – на экономику города он никак не влияет). Торговый центр в здании Никольского  рынка? Прекратите немедленно, пусть дальше зарастает бурьяном! В здании бывшего конюшенного ведомства хотят сделать отель?! Не бывать этому! Туда же приедут туристы, будут тратить свои деньги и тем самым мешать скорейшей мумификации России в «Музей Имперского Рабства»!

Гешефт
Гранты израильских фондов на «сохранение Петербурга»  медленно, но верно делают свое дело. Вот уже и многие приличные люди одурманены пропагандой, хотят сделать из города «музей» заросших бурьяном архитектурных памятников, не понимая, что любой город должен развиваться. И что столь милые их сердцу туристы не поедут смотреть руины. А нищие граждане быстрее сами разрушат свой город, чем любая преуспевающая экономика. Торгаши потирают потные ладошки, осваивая очередные 125 тысяч долларов, присланные им из Иерусалима и Тель-Авива. Хрущевки и бурьян – таким они видят Санкт-Петербург. Неужели мы позволим восторжествовать этим «градозащитникам»? 
Месяц активной работы, когда экспертам были предоставлены документы по будущему отелю и доступ на объект, не привел ни к каким изменениям. Градозащитники, не отступающие от идеи сохранения галерей Конюшенного ведомства, предлагают чуть ли не вернуть зданию его первоначальную функцию – устроить в галереях конюшни. При этом эксперты забывают о необходимости окупить затраты Plaza Lotus Group на реставрацию и то, что без использования пространств галерей апарт-отель лишается половины своего номерного фонда.
Активные переговоры о судьбе здания Конюшенного ведомства продолжаются с весны. Инвестор, разработавший и согласовавший проект апарт-отеля в центре Санкт-Петербурга, имеющий все разрешения на проведение работ, пытается найти компромисс с градозащитным сообществом. Plaza Lotus Group – шестая компания, пытающаяся вдохнуть новую жизнь в исторический комплекс зданий Придворных конюшен. Именно Plaza Lotus Group разработала проект приспособления памятника под отель не только с учетом его финансовой эффективности, но и с учетом полного сохранения исторического облика здания. Предыдущие инвесторы предлагали накрыть двор Конюшенного ведомства стеклянным куполом, застроить двор новыми зданиями, изменить объемно-пространственное решение входной группы.
Несмотря на то, что проект проходил согласования с 2011 года, пристальное внимание экспертов он привлек только после того, как были получены все разрешения на проведение работ. Интересно и то, что историко-культурную экспертизу разрабатывали эксперты НИИ «Спецпроектреставрация», которые очень тесно взаимодействуют с членами Совета по культурному наследию. И, тем не менее, члены Совета все равно настаивают, что не были знакомы с концепцией и проектом приспособления до весны 2014 года. Имея на руках все законные основания для начала реставрационных работ, девелопер мог перейти к активной реализации проекта еще в марте, но решено было пойти навстречу экспертному сообществу.
По инициативе Plaza Lotus Group при губернаторском Совете по сохранению культурного наследия была создана рабочая группа из наиболее уважаемых специалистов в области градостроительства, главы городского Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников культуры и самого инвестора.
По проекту предполагается, что в конюшенных галереях ведомствах будут размещены двух- и трехуровневые апартаменты. Градозащитники настаивают, что застраивать бывшие конюшни нельзя, потому что доступ к пространству галерей, по их мнению, должен быть у всех петербуржцев. Инвестор и в этом случае пошел навстречу и перенес реконструкцию галерей на полтора года, до тех пор, пока от правительства Петербурга не поступит альтернативное предложение по их использованию – только при финансовой поддержке города возможно создать выставочное пространство на территории конюшен, о котором говорят градозащитники. Увы, ни одного финансового расчета со стороны экспертного сообщества пока предоставлено не было – среди членов рабочей группы Совета есть архитекторы, историки, но нет ни одного экономиста.
По факту в альтернативу существующего проекта предлагается воздушный замок, невозможный к воплощению в жизнь. Причина в нерентабельности такого проекта: Plaza Lotus Group не сможет окупить вложенные 5 млрд рублей. После отказа от застройки галерей апартаментами проект может покинуть крупный мировой оператор гостиничного бизнеса, согласившийся работать лишь на существующих условиях.
В патовой ситуации страдает, в первую очередь само здание, ветшающее с каждым годом. Альтернативного инвестора на сегодня нет, тем более того, кто согласился бы реставрировать ведомство на условиях градозащитников. И в этом случае без реставрации остается и Храм Спаса образа нерукотворного, и квартира Маннергейма, которые инвестор обязался реставрировать за свой счет.
Пятикомнатная квартира Маннергейма расположена на втором этаже ведомства, ее отличают сохранившиеся до сих пор элементы лепной отделки. В 1898-1903 годах здесь жил офицер русской армии Карл Густав Эмиль Маннергейм. Родившись в Финляндии, входившей тогда в состав Российской империи, он в 22-летнем возрасте окончил лучшее в стране Николаевское военное училище. Поступив на службу в русскую армию в звании корнета и прослужив 30 лет, он окончил ее в год революции генерал-лейтенантом. После октябрьской революции он вернулся в Финляндию и определил путь ее развития на ближайшее столетие, выиграв в гражданской войне у социал-демократов и завоевав для страны независимость от большевистской России. Свою карьеру этот человек закончил через год после окончания Второй мировой войны президентом Финляндии.
Храм Спаса Образа Нерукотворного заложен еще при императрице Елизавете Петровне перестраивался архитекторами Стасовым в 1822 году и Садовниковым в 1857-1862 годах. Церковь, управляемая сегодня Санкт-Петербургской Епархией, связана с именами людей, оставивших след в русской и мировой истории. В 1826 году на первом этаже церкви была установлена «печальная колесница», на которой из Таганрога везли тело императора Александра I. В 1837 году здесь отпевали Александра Пушкина, а в 1857 году отслужили первую панихиду по скончавшемуся в Берлине Михаилу Глинке.
Стоит отметить, что Епархия – единственная организация, поддерживавшая с 1991 года памятник культуры в приемлемом состоянии, включилась в разработку концепции проекта практически с первых месяцев работы инвестора. На основании пожеланий Епархии инвестор разработал план по укреплению фундаментов Храма, проект реставрации внутренних помещений. Попутно выяснилось, что под современные нужды Храма нужны большие площади – и инвестор учел эту необходимость, выделив церкви за свой счет дополнительные помещения, которые будут переданы Церкви после реконструкционных работ, затрагивающих все здание.
Градозащитники же подключились к обсуждению судьбы здания только тогда, когда инвестор согласовал проект с учетом его окупаемости, интересов города, гостиничного оператора и Епархии. Теперь аргументы о недопустимости застройки стасовских пространств выглядят информационным шумом, призванным заглушить упущения в собственной работе экспертов от градозащитного сообщества. На фоне этого же информационного шума размывается и тот факт, что инвестор ведет реставрацию здания, облик которого останется историческим и не претерпит никаких глобальных изменений. А в стремлении к идеальной реставрации Конюшенного ведомства градозащитники не учитывают, что кроме Plaza Lotus Group работать со зданием сегодня некому. И если инвестора поставят в невозможные для работы условия, восстановление памятника культуры придется отложить на неопределенное время: новые желающие реставрировать ведомство найдутся не скоро.